Лесная сказка … В городе

Лесная сказка … В городе

15.11.2019 1

Я попала в эти края совершенно случайно: искала место для отдыха, непосредственно связанного с лечением. По ряду причин, о которых умолчу, Швейцария, Франция и Баден-Баден отпали в первом же туре. Почти остановив выбор на Карловых Варах, я вдруг узнала, что теперь это – курорт для очень богатых новых русских, где даже свобода передвижений кое-где ограничена частной собственностью. И тут Интернет «глюкнул» и выдал нечто принципиально новое. Что на самом деле оказалось не просто забытым, а мало кому известным старым.

Городок Друскининкай расположен на юге Литвы, на правом берегу реки Нямунас, то-есть Немана. 130 км от столицы — Вильнюса, и полное впечатление того, что перебрался, чуть ли не на другую планету. Со всех сторон курорт окружен лесами, в большинстве своем хвойными, крутой левый берег Нямунаса защищает его от северных ветров, поэтому здесь нет резких колебаний температуры, а одноименный курорт функционирует круглый год. Здесь всегда мягкий и приятный климат: среднегодовая температура воздуха +7,5C , относительная влажность — 70, преобладают западные и юго-западные ветры.

О мягкости климата и отсутствии перепадов температур свидетельствует и то, что здесь вызревают персики, абрикосы и виноград, а в садах и на лужайках перед домами растет множество всевозможных цветов, цветущих до самой зимы. Город буквально утопает в зелени.

Природа Друскининкай уникальна, успокаивающе действует на нервную систему, стимулирует тонус мышц, активизирует вегетативные функции организма. Из-за отсутствия промышленности воздух здесь необыкновенно чист. Активная изоляция, массивы хвойных лесов радиусом до 30 км, с трёх сторон окружающие курорт, река Нямунас, стремительная речка Ратничеле и окрестные озера создают совершенно необыкновенную атмосферу.

 

Во всяком случае, мучившая меня долгие годы бессонница излечилась мгновенно: в первый же вечер я едва донесла голову до подушки в половине одиннадцатого вечера, что для меня – принципиальной совы – практически нереально. Но когда в приоткрытую дверь балкона моего номера хлынула волна густо настоянного на хвое, травах и озерной свежести воздухе… Короче, снотворное я принять забыла.

Как забыла и о том, что еще несколько дней назад, дома, в Москве, не могла пройти больше пятисот метров без того, чтобы не задохнуться и обессилеть. На второй день после приезда, благо процедуры еще не начинались, я сбегала (да, да, я не оговорилась – сбегала) из санатория, расположенного в двух километрах от городка, посмотреть местные достопримечательности. И убедилась в том, что гулять по вымощенным (даже в лесу) плитками дорожкам, совершенно не трудно, а, напротив, легко и сладостно. Что удивительно тихий, чистый и не слишком многолюдный городок действует на издерганные нервы не просто целительно, а волшебно-исцеляюще.

Наверное, это еще и незримое влияние истории. Тысячелетия назад на месте Друскининкая простиралось море. По прошествии многих веков там, где некогда шумел морской прибой, и накапливалась соль, сформировались минеральные и грязевые источники, издавна известные своими чудодейственными свойствами.

 

По преданию целебную силу минеральной воды открыл лекарь Сурутис еще в XVII веке, живший в здешних глухих лесах, который и стал лечить больных этой «живой водой», заложив основание для развития курорта Друскининкай. Молва о чудодейственной воде распространилась по всей округе, и в 1794 году король Польши — Станислав Август издал декрет, объявивший земли вокруг Друскининкай – заповедной лечебницей. Этот год считается официальной датой основания курорта.

Так что монархи тоже пеклись о здоровье своих подданных. И не только своих, как потом выяснилось. Правда, памятника польскому королю не поставили, поставили памятник первому литовскому великому князю, который задолго до Станислава-Августа открыл возможность истинно по-королевски отдохнуть среди озер и сосен Друскининкая. И тогда же был возведен небольшой храм, позднее сменившийся костелом красного кирпича в стиле нео-готики.

Неподалеку от него стоит точно вышедшая из русской народной сказки бело-голубая деревянная православная церковь, построенная еще в прошлом веке. Рядом – музей-усадьба М.К.Чюрлёниса, именем которого названа главная улица города – родного города всемирно известного композитора и художника. Почти все сохранившиеся деревянные строения города украшены резьбой, да и современные художники и скульпторы немало поработали над украшением города.

 

По сей день Друскининкай – это не только курорт для людей, страдающих различными недугами, этот затерянный среди лесов и озер волшебный уголок способен наполнить свежестью душу и тело. Это самые грибные в Литве леса, а бесчисленные озера, в которых плавают окунь, карп и даже угри, в изобилии водятся раки — отличное место для рыбалки. Чистейший ионизированный воздух, купание и спокойные неспешные прогулки по лесу… Господи, как говорят: один бы день так пожить.
Единственной достопримечательностью Литвы, которой я так и не увидела, оказались… ужи. В общем-то, слава Богу, отношение к этим созданиям у меня, мягко говоря, неоднозначное. В отличие от литовцев, которые просто обожают такую вот сказку-легенду:

ЭГЛЕ — КОРОЛЕВА УЖЕЙ
Однажды вечером три сестры купались в озере. Вот они наплавались, наплескались и вышли на берег. Две старшие оделись, а младшая — ее Эгле звали — только руку протянула к рубашке, вдруг кто-то как зашипит на нее! Посмотрела Эгле — это уж забрался в рукав.

-Уходи прочь! — закричала девушка.
-Пообещай, что пойдешь за меня замуж, — уйду, — сказал уж человеческим голосом.

А Эгле уже осталась одна на берегу. Солнце зашло, совсем стемнело.

-Милый уж, отдай рубашку! — просит она.
-Назовись моей невестой.
-Ну, ладно, — крикнула Эгле, — будь по-твоему!

На другое утро села Эгле у окошка пряжу прясть. Про ужа и думать забыла. Вдруг во дворе зашуршало, зашипело. Глянула девушка в оконце, да так и обмерла: Полон двор ужей! Шипят, извиваются. А три самых больших, самых толстых вползли на порог, сквозь щелку под дверью в дом проскользнули и говорят отцу с матерью:

-Пришли мы сватами от самого царя озерных вод. Снаряжайте вашу младшую дочь. Она за нашего господина обещала замуж пойти.

Что тут делать? Пусть хоть царь, а все равно гад ползучий, уж холодный, — как за такого любимую дочь отдать! Да и отказать нельзя — сама девушка слово дала.

Подошли к озеру. Вода в озере запенилась, забурлила и отхлынула от берега. А на прибрежном песке юноша появился — статный, красивый, в богатой одежде.

-Я жених твой, — сказал Эгле юноша. — Зовут меня Жолтис. Для других людей я уж, что по земле извивается, а для тебя, девушка, сбросил я змеиную кожу, тебе одной открыл свое имя. Полюбишь меня, красавица?

-Полюблю, — сказала Эгле, — буду тебе верной женой.

С тех пор девять лет минуло. Эгле родила своему мужу двух сыновей и дочку. Хорошо жилось Эгле. И дети удались — ласковые, послушные, и муж ее любил и берег. Только вот затосковала Эгле по родному дому.

Просит она мужа:

-Отпусти меня, Жолтис, домой погостить, отцу с матерью показать наших деток. Плоха та дочь, что отца и мать своих забудет навеки.

-Будь по-твоему, — говорит Жолтис. – Только больше девяти дней не гости, и смотри, как назад пойдешь, чтобы никто тебя не провожал. Стань на берегу и позови меня так:

Если жив мой друг бесценный, —
Забурли, вода проточная.
Из пучины брызни, пена,
Пена белая, молочная!
Если ж милый мой убит
И в пучине темной плавает, —
Над волною закипит
Пена красная, кровавая!

Вот радости-то было, когда Эгле со своими детьми в родной дом постучалась!

Отец и мать дочерью да внуками не налюбуются, братья, сестры с Эгле не наговорятся. Только вскоре братья стали сестру уговаривать:

— Откажись от мужа, оставайся с нами навеки.

Эгле отвечает:

-Не дело вы, братья, говорите. Как жене от живого мужа отказываться, как детей родного отца лишить! Придет муж за мной скоро, я сама из вод озерных его вызову.

-А как ты его вызывать станешь?

-Не вам его звать, не вам про то и знать. А меня не спрашивайте, не скажу.

И от сыновей дядья ничего не добились. А девочка маленькая испугалась их гнева и все рассказала. А те взяли косы, пошли к озеру и сделали злое дело.

В тот же день Эгле собралась назад к мужу. У порога со всеми попрощалась, никому провожать себя не позволила. Подошла она с детьми к озеру, стала на бережку и сказала слова заветные. Тут всколыхнулись озерные воды, пеной вспенились. Да не белая пена на волнах качается, не белая, как молоко, а красная, как кровь.

Заплакала, зарыдала Эгле. Потом обернулась к детям и сказала:

-Нет у нас ласкового отца и любимого мужа. Пусть же сбудется, как скажу.

И превратился старший сын в дуб высокий, младший — в ясень, а дочь — в трепетную осину. Сама же Эгле стала над озером темною елью.

С тех пор и повелись на земле ель, дуб, ясень и осина. Печальной вдовой клонит ель свои ветви долу. Чуть дохнет ветер — дрожат, точно от страха, у осины мелкие листочки. А у дуба и у ясеня стволы крепки и тверды, как сердце верного человека.

Ужи, наверное, еще спали: весна в этом году запоздала. Жаль, я бы не отказалась стать если не королевой, то хотя бы просто жительницей этого необыкновенного тихого городка, где пахнет хвоей и речной водой, а на озеро под моим балконом в санатории «Эгле» каждое утро прилетала пара белых лебедей…

Ну, и кому после этого нужен знаменитый турецкий берег? Жаль только, что Литва – это уже практически заграница, просто там еще очень многие говорят по-русски, а живут и ведут себя – как европейцы.
Не верите – поезжайте сами. Всего-то ночь в поезде…
Источник: myjane.ru