Хочу свободы! Как советский ученый-океанограф совершил побег из СССР — lk-rt-ru.ru

30.05.2021 0

Современным молодым людям сложно представить, но такое действительно было: менее чем полвека назад уехать из Советского Союза в другую страну на постоянное место жительства было сложнее, чем теперь попасть в космос. В те времена эмигрировать, особенно в капиталистические страны, удавалось единицам. Единственная страна, в которую с трудом, но все же стали выпускать в 70-е годы прошлого века — Израиль. Но не все туда стремились, да и не каждый получал разрешение на выезд.

Смельчаки, желающие покинуть страну, изобретали разные способы побега, иногда довольно авантюрные.

Станислав Курилов, ученый-океанограф, всегда мечтал увидеть дальние страны, океаны. Но законы советской страны поставили на его мечте жирный крест. Другой человек, оказавшийся в такой ситуации, смирился бы, тихо сетовал на судьбу и жил в тех условиях, в которые определила его судьба, но не Станислав!

История его побега — готовый сюжет для приключенческого кинофильма.

Курилов родился в 1936г. Детство будущего ученого прошло в Семипалатинске. Мальчишка зачитывался приключенческими книгами. Истории про путешествия в дальние страны настолько увлекли Станислава, что едва ему стукнуло 15 лет, он совершил свой первый побег: сбежал из дома в Ленинград, лелея мечту попасть юнгой на какой-нибудь корабль. Но жизнь, как известно, отличается от выдуманных историй. Несовершеннолетнего парня никто не рискнул взять на корабль. Удрученному Станиславу пришлось вернуться домой и отправиться в школу.

После окончания школы Курилов вновь вернулся в Ленинград для поступления в мореходку, но не прошел медкомиссию — у него оказалась прогрессирующая близорукость. Медики предупредили парня: ему не светит профессия штурман дальнего плавания. Станислав тяжело переживал невозможность осуществления своей давней мечты. И все-таки он не сдался: поступил в гидрометеорологический институт в Ленинграде на океанологический факультет, мечтая в дальнейшем связать свою жизнь с далекими морскими походами.

Но и на этот раз молодого человека постигла неудача: океанографы могут заниматься научными исследованиями на суше, не выходя в море. Пытаясь найти выход, Курилов записался в студенческую группу, участники которой занимались подводными исследованиями, затем вошёл в состав экипажа крымской подводной лаборатории «Черномор». Участники группы наладили контакты с Жаком Ивом Кусто, появились совместные проекты. Однако им не суждено было исполниться. Выездные визы участники группы не получили.

Чтобы получить разрешение на выезд даже в рабочую командировку, потенциального кандидата проверяли по всем каналам. Идеологическая, моральная устойчивость, благонадежность — такие качества у кандидата должны были быть безупречными. Если возникало малейшее подозрение, что гражданин может стать «невозвращенцем», в выезде отказывали.

Курилову отказывали в выезде несколько раз. Родная сестра Станислава несколько лет назад вышла замуж за индийца, учившегося в СССР, и уехала к нему на родину. Все бы ничего — Индия была дружественной страной. Но семья сестры через несколько лет переехала в Канаду, и это был приговор для семьи Куриловых, оставшихся в СССР.

Станислав Курилов после прочтения пояснения на очередном отказе: «…посещение кап. государств считаем нецелесообразным» воспринял это как пожизненный приговор. Мужчина почувствовал себя пленником СССР, он не хотел всю жизнь провести в одной стране. Его страстная мечта не давала ему смириться, Станислав хотел увидеть моря и океаны и решил искать способы побега из Советского Союза.

Как известно, мечты сбываются, особенно страстные. Возможность побега возникла в 1974 году. В один из ноябрьских дней Курилов увидел объявление в ленинградской газете об экзотическом путешествии к экватору. Стоимость поездки была немалая, но Курилов ухватился за шанс вырваться из страны. Выездная виза для этого тура не требовалась. Лайнер 20 дней должен был находиться в открытом море, заходы в порты и близкие подходы к суше не планировались. Лайнер с символическим названием «Советский Союз» отправлялся из Владивостока 8 декабря в 20-тидневный круиз без захода в иностранные порты.

Станиславу удалось скрыть волнение и поистине «наполеоновские» планы побега. Он принимал участие во всех увеселительных мероприятиях на лайнере, а сам пытался выбрать подходящий момент для побега. В те времена в любых заграничных поездках обязательно принимали участие «кураторы», зорко выискивающие возможных невозвращенцев.

Лайнер иногда приближался к земле, чтобы туристы могли полюбоваться тропической природой. Но воспользоваться этим моментом Курилов не захотел, понимал: его быстро найдут на небольшой территории и вернут на корабль.
Ночью сбежать также не представлялось возможным, так как лайнер в это время держался подальше от берега. Но 13 декабря лайнер по плану должен был проходить мимо филиппинского островка Сиаргао. Курилов, «случайно» зашедший в штурманскую рубку, на навигационной карте увидел планируемое время прохождения возле острова и решил прыгать.

Мимо острова не значит буквально возле берега. Линия курса проходила в 10 милях от берега. Остров небольшой, время прохождения мимо него составляло 1 час.

Ближе к 20 часам вечера Станислав вернулся в каюту, облачился в узкие шорты и короткую майку, несколько пар носков (чтобы не поранить ноги на рифах), повязал на шею платок (для перевязки возможной раны) и вышел на корму.

Станислав дождался, пока единственный возможный свидетель — матрос повернулся спиной, устанавливая раскладушку, и прыгнул в воду с пятнадцатиметровой высоты. Прыжок он совершил между лопастью огромного винта и острыми концами подводных крыльев лайнера. Море штормило, но это служило хорошим подспорьем для беглеца.

До острова Станислав добирался 3 дня. Сказался шторм, течения, сложность ориентирования по звездам, усталость. Но беглец находился в хорошей физической форме, помогли занятия спортом и йога. Курилову удалось избежать нападения акул, его лишь однажды ужалила медуза.



15 декабря беглец вышел на берег острова Сиаргао. Его мечта осуществилась — он сбежал с Советского Союза. Впереди Станислава Курилова ожидали несколько месяцев проживания на Филиппинах. Это было решающее время — решалась его судьба (могли вернуть в СССР), затем депортация в Канаду к сестре.

Курилов побывал на Гавайях, занимался там океанографическими исследованиями, работал в Арктике — искал нефть, с новой семьей поселился в Израиле. Погиб в 1998 году выполняя водолазные работы на Тивериадском озере (запутался в рыболовных сетях).

Станислав Курилов не имел разногласий с советской властью, пока не получил отказ в жизни, о которой мечтал долгие годы. Он не смог смириться с мыслью о несвободе пусть и на огромной территории.

Ещё новости